I

(no subject)

выписали препарат для разрушения речи
одна большая крапчатая выпукло-вогнутая таблетка
носить на голове до полного растворения

побочные эффекты
спазматическая сонливость
ослабленный охват поручней
я больше никогда не буду больше
I

методичка

солдату, как и первопроходцу,
предстоит столкнуться с тяготами и лишениями.
он готовится к этому смолоду,
строит и укрепляет боевое братство,
вытаскивает из грязи полевую кухню,
джип командира, винтовку, сапоги.
на привале дозелена, дочерна
замазывает пуговицы.
но мне представляется, что это
необязательные и вредные вещи.
всё, что понадобится на той стороне:
табак, алкоголь, предметы личной гигиены.
I

разрушение связей

смотреть через сидящего напротив на сидящего рядом
когда бы выпить так станет ли хуже красивей
радуга плавает в мутной стопке (стекло с пузырьками)
сумку оставив забыв выйти курить (остывает скамья)
вернуться
забрать и уйти
I

машинный переход

двери закрываются осторожно
(как я это себе представляю)
покачиваясь влево вперёд и вниз
едем мы едем едем
(зелёные имена красные имена
протекают бегут меняются
как цвет глаз пассажиров
и линий метро)
я прислушавшись слышу лишь эхо
я зажмурившись вижу лишь то
как лента в твоих волосах
свивается в лемнискату
I

метаболия

трижды переплыв бушующую реку,
ты не разберёшь, в которой ты воде;
да и сам: не рыба; человек ли?
посреди холодного нигде
тщишься крикнуть, но немеют жабры,
стекленеют, олунев, глаза;

постигая всё безумство храбрых,
пролетает слева стрекоза
I

л

гуляя в плачущем лесу и нежа красный лист
вдруг видишь молнию-лису и слышишь дальний свист

а если сердце бьётся так
как барабан на марше
и ноги двигаются в такт
то ты не станешь старше

и дождь идёт и нет зонта немеет голова
язык снуёт в потёмках рта и говорит слова

лежи орешек мой в меду
катись клубочек мой в бреду
веди меня куда иду
оставь там что найду
I

schizobahn

вручён подарок никому
не юноше и не уму
хотя бы сердцу своему
придать костыль

сквозь поле красный паровоз
чернеет взорами колёс
и дыма уж не чует нос
пылит ковыль

*

неопалимый куст в окне
приветно ветками качает
но ничего не обещает
лишь чертит по стеклу

и режет режет человечка
а кровь не льётся хоть ты тресни

и белым затуманен взгляд
как триста лет тому назад
I

zoo

вот крокодил лежит зелен, улыбчив
пьёт свой кейф, не жалея сил
сил не желая, считает солнце
ибиса-брата глядит в реке

вот нетопырь кличет мушек малых
мышек не кличет - не смотрит вниз

слон просто ходит, жуя листву

крот мой кромешный, подземный царь
точит планету к ядру; насквозь

нитку продень - и готов кулон
если помнишь, как голову наклонять
I

реалити-шоу

под полуденным солнцем ты стал змеёй
и шурша по дороге снимаешь маску
новый облик вкушает палящий зной
преподобный отче глядит с опаской
на твоё продвиженье ко древу слов
или снов (в темноте не прочесть табличку)
крутанув миллион игровых столов
ты в тревоге не станет ли новый лишним

просекая джунгли терзая плоть
заглушаешь птиц непотребной песней
этот остров и мал и плох
новый будет круглее и интересней
I

vertigo

...говорил так красиво; недавно узнала его.
И собой недурён, и большого - увидишь - ума.
Нет, не думай: не жулик, подлец или вор;
может бывший военный, а может вообще дипломат.

Надо вас познакомить; мужчина - ну просто восторг!..
А давай-ка зайдём, у меня есть вино и маасдам.
Проходи, разуваться не надо; а глянь-ка на стол:
вот какие цветы! Я тебе половину отдам.
I

post-Greek

Я нашёл муравейник, раздавленный чьим-то ботинком,
собирая клубнику и щурясь на низкое солнце.

Птицы пели и пели всё те же знакомые песни,
только их голосов я, увы, никогда не запомню.

Я набрал себе ягод и ел их неспешно, смакуя,
наблюдая движение мирмиков, богу подобный.

Надкусив одну ягоду, я положил её в центр
шевелящейся массы, встревоженной, но деловитой.

Искупил ли вторженье чужое нежданным подарком?
Полагаю, что да, ведь заплакав, прощался я с ними.
I

Deus in machina (hommage)

Подвинься к зеркалу и прочитай в глазах
(страх колесит там на червонных поездах
извилистыми тёмными путями).

Пройди наотмашь весь базар-вокзал
(узнаешь: ты не сможешь опоздать
к началу марша и подъёму стягов).

Сними кольцо, гляди в него, как в блеск
воды у позабытых серых сходен
(твоё сознание, пожалуй, однородней);
пойми себя, закрой рукой рефлекс.

Теперь навек, куда ни поверни,
(хоть к Дэйви Джонсу в проклятый тайник)
идёшь ты, не жених, не именит,
и словом обращаешься в зенит.
I

общеобразовательное

Приехав в горы, ждёшь всего и сразу:
паря на высоте полёта Ноя,
в Армению глядишь блестящим глазом,
завешенным горячей пеленою.

Смотрев на буквы, храмы, реки, войны,
плывя в тумане горнего пути,
ты до сих пор, похоже, и не понял,
какую истину хотелось тут найти.

И, бросив драм в объятия Аракса,
(заплакав, как законченный чудак,
чтоб самолёт монеты не взорвался)
ты смотришь на великий Агры-Даг.
I

the grand budapest hotel

новый Уэс Андерсон не перестаёт восхищать импрессионистской насыщенностью и классической выверенностью каждого кадра (хочется распечатать их все и увешать стены), стремительностью действия и самодостаточностью эпизодов, Александр Депла гармонично дополняет (хотя кажется - всё и так хлещет через край) всё это превосходным музыкальным сопровождением, брильянтовая россыпь актёров влюбляет в себя снова и снова (даже Уиллем Дефо с его жуткими зубищами); словом, "я пал на землю поражён", чего и вам желаю
I

(no subject)

пока мальчики чинили холодильник (один чинил, другой смотрел - как), девочки обсуждали своё, я разглядывал растревоженный ненарочным ботинком муравейник, в который получасом ранее вложил найденную помятую ягоду клубники, казалось, что беспорядочным с виду движением своим насекомые уменьшили её на четверть; незнакомые птицы говорили знакомые слова, хотелось взять всех в ладони и расцеловать в обе щеки
Tags: